Восточная Сибирь

Географическое описание Восточной Сибири.

zsmsputnik.ru ООО «Спутник».

О внуке эмира Худайдада

Конечно, надо с осторожностью относиться к подобного рода сведениям, так как устанавливать количественные характеристики средневекового общества (его экономики, народонаселения) по нарративным сочинениям было бы неправомерно, но все же это сообщение любопытно. Каждый взрослый мужчина, как известно, считался у кочевников воином. Если считать семью, как это принято в исторической литературе, за 4—5 человек , то общая численность населения Могулистана вместе с кашгарскими городами, подчиненными дуглатам-улусбекам, составляла бы 3—4 млн. человек. Эта цифра, конечно, слишком преувеличена, может быть, ее надо уменьшить вдвое (1,5—2 млн.), но, пожалуй, не меньше, ведь она должна была охватывать все племена Могулистана и Манглай-Субе, т. е. казахов Семиречья, киргизов Тянь-Шаня, Кашгарии.

Вероятность этого подтверждают данные о численности отдельных войсковых единиц, которыми командовали те или иные представители могульской знати, а также данные из источника о численности населения Казахского ханства времени Касим-хана. Так, сообщается, что три эмира племен канглы, кераит и арги- нут имели 20 тыс. войска, посланного Тоглук-Тимуром в качестве только передового отряда во время его похода в Мавераннахр. Это была, конечно, лишь часть войскового состава, не говоря уже о небоеспособных членах их племен. В уделе эмира Худайдада дуглата, как уже говорилось, насчитывалось 64 тыс. семейств, около 60 тыс. человек войска, а всего численность населения в его владениях составляла до 300 тыс. О внуке эмира Худайдада сказано, что он вышел с 30-тысячным войском на помощь Иеан-Буга-хану, поспешившему с 60-тысячным войском  с летовки на Юлдузе в Кашгар для того, чтобы отразить приход своего брата Йунус-хана. Примерно такой же могла быть и численность других племен и феодальных владений, что в целом может приблизиться к указанной численности населения. Однако повиновалась тому или иному хану только часть феодально-племенной верхушки, порой совсем незначительная, и, конечно же, ему никогда не удавалось собрать большое войско даже в случае такой возникшей над государством опасности, какой явились завоевательные походы Тимура на эту территорию.

В связи с этим интересно отметить, что, по Рузбеха- ну Исфахани, в каждом из казахских улусов конца XV — начала XVI в. тоже насчитывалось примерно по 30—50 тыс. боеспособных воинов. Принимая тот же средний расчет в 4—5 человек на семью, имеем численность одного улуса в 120—200 тыс. человек. В целом у казахских ханов на начало XVI в. было около десятка улусов, т. е. примерно 1,2—2 млн. человек. Таким образом, сообщение Мухаммад Хайдара о том, что у Касим- хана в войске было более миллиона человек, не является преувеличением. Причем в это число входила и часть казахов Семиречья, где власть Касим-хана была прочной.