Восточная Сибирь

Географическое описание Восточной Сибири.

zsmsputnik.ru ООО «Спутник».

Сведения о формах условного землевладения

В Могулистане со времен Чагатаидского государства сохранялась господствовавшая в монгольских государствах (Золотой Орде, в государствах Чагатаидов, Хулагуидов и т. д.) тюрко-монгольская военно-ленная система с ее иерархией должностей военно-кочевой знати: эмир тумана, эмир тысячи, эмир сотни, десятка — т. е. эмир, стоящий во главе 10 тыс. войска (туман), одной тысячи, сотни, десятка и соответственно владеющий условным земельным пожалованием, доходы с которого достаточны для обеспечения соответствующей войсковой единицы (или управляющий кочевым племенем, родом, подродом, могущим обеспечить содержание соответствующего числа воинов). Эта система, о наличии которой в Могулистане имеется достаточно много свидетельств письменных источников, помогала классу феодалов эксплуатировать рядовых кочевников-скотоводов, а также зависимого оседлого крестьянина в земледельческих оазисах. Она гарантировала «выделение определенной части» полученного от эксплуатации трудящихся масс «прибавочного продукта для материального обеспечения вооруженной силы»  феодального государства, а также на обеспечение действий административного аппарата феодального государства по дальнейшему выжиманию из труда эксплуатируемых масс феодально-зависимых земледельцев и скотоводов не только прибавочного, но и необходимого продукта.

Условные земельные владения, дававшиеся за службу (военную, административную) часто превращались в наследственные земельные владения. Выше говорилось о передаче по наследству должности улусбека и соответствовавшего ей обширного земельного владения рода дуглатов, составлявшего крупный, нередко становившийся совершенно самостоятельным в политическом отношении, феодальный удел. Могулис- танские ханы пытались, но часто безуспешно, изменить порядок наследования в случае открытого неповиновения улусбека. Пример тому — конфликт с эмиром Камар ад-Дин дуглатом.

Факт превращения жалованных владений в наследственные сливал их с наследственными владениями, основанными на праве захвата, узурпации или хозяйственного освоения не занятых ранее территорий. Примеров такого рода наследственных владений в источниках довольно много. Власть над частью дуглатов» имевших кочевья на территории Семиречья, в долинах Чу и Таласса, наследовал эмиру Камар ад-Дину его сын Джаханшах. Эмиру Хакк-Берды бекчику, владевшему землями на берегах Иссык-Куля и построившему там укрепления, наследовал его племянник Мир Ибрахим бекчик и т. д.

В целом же имеющиеся сведения о формах условного землевладения в Могулистане недостаточны для тщательного социально-экономического анализа и конкретной атрибутации их (пока материалы подтверждают, что можно только констатировать наличие такого рода феодального землевладения). Часть упоминавшихся выше земельных и других пожалований можно отнести к широко распространившемуся с середины XIV в. в Средней Азии и Южном Казахстане суйургалу (условная форма земельного пожалования с полным налоговым и судебно-административным иммунитетом). Несмотря на наличие достаточно обширной литературы по вопросу о феодальных земельных пожалованиях в соседних областях Средней Азии, в целом, как отмечает Б. Г. Гафуров, этот вопрос разработан еще недостаточно, особенно в отношении кочевых районов. Тем более этот вывод относится к районам Казахстана, в том числе и к Семиречью.