Восточная Сибирь

Географическое описание Восточной Сибири.

zsmsputnik.ru ООО «Спутник».

Упадок городской и оседло-земледельческой культуры

Упадок городской и оседло-земледельческой культуры отмечался и в более южных районах, к югу от р. Чу и на побережье Иссык-Куля. Мухаммад Хайдар пишет, что к началу XV в., когда Кашгар отошел «под власть самаркандского дивана», другая часть дуглатских владений, а именно «территория (пределы) Иссык-Куля из-за превратностей, выпавших на ее долю, лежала в развалинах».

Таким образом, к рубежу XIV—XV вв. Юго-Восточный Казахстан лишился почти полностью своей древней городской культуры. Отсутствие политического единства местного населения, прочной централизованной власти, условия резкой феодальной раздробленности надолго отодвинули восстановление утраченной городской и оседло-земледельческой культуры. Известный вывод советского археолога С. П. Толстова о доминировании социально-исторических факторов в запустении древней земледельческой и городской культуры Хорезма вполне подтверждается и историческими судьбами Юго-Восточного Казахстана, как и Южного, многочисленные города которого в результате длительных феодальных усобиц, войн Шайбанидов, Аштарха- нидов, казахских ханов, а также джунгарских набегов к XVII—XVIII вв. фактически сошли на нет . Именно социально-исторические факторы, выразившиеся в нашествии монгольских завоевателей в начале XIII в., в жесточайшей феодальной междоусобице в Чагатаид- ском государстве во второй половине XIII — первой половине XIV в. , а также в последующих набегах Тимура и Тимуридов, а затем и набегах ойратов, привели к исчезновению городской культуры, запустению земледельческих оазисов Юго-Восточного Казахстана и превратили его на долгие годы в район преимущественно кочевого и полукочевого скотоводства. Игнорируя экономические, политические и социальные причины исчезновения городской и оседло-земледельческой культуры в ряде районов Центральной Азии в средние века, буржуазные исследователи объясняют его лишь изменениями климатических условий (Э. Хантингтон. А. Тойнби  и др.). Пример Юго-Восточного Казахстана XIII—XIV вв. еще раз показывает несостоятельность такого объяснения.

По материалам исторических сочинений современников можно составить конкретное представление о характере хозяйственной деятельности населения Юго- Восточного Казахстана второй половины XIV—XV вв.

Трудовое население занималось скотоводством и земледелием. Шараф ад-Дин Али Йазди говорит, что образ жизни его преимущественно полукочевой и кочевой. «Было решено, что войска... прочешут все земли и степи той страны, которые являются местом кочевания и обитания племен  - о животноводстве как основном занятии населения жителей Юго-Восточного Казахстана в этот период свидетельствуют многочисленные данные источников. Как правило, в перечне добычи называются овцы, лошади, мулы, верблюды. Военная добыча (талан, улджа, ганайем, ганимат и др.) была одной из основных целей набегов соседей на территорию Юго-Восточного Казахстана. Чаще авторы тимуридских хроник пишут о составе награбленного кратко: «мал ва минал ва чахарпайан»  — с добавлением многих эпитетов, свидетельствующих о немалых размерах добычи.

Иногда же приводятся более подробные характеристики захваченной добычи, позволяющие судить о характере хозяйственных занятий населения этого района Казахстана, о составе стада: «Захвачены бесчисленные отары овец»; у феодального владетеля Енге-Тора было захвачено «много лошадей, верблюдов и мулов» лошади и овцы вместе с многочисленными пленниками доставлены Тимуру в виде пишкеша Джаханги-ром; «разграбили все имущество и скот и угнали табуны лошадей и отары овец» вражеские отряды захватили у реки Или принадлежавший могу лам «разный скот и имущество» ; разграбив могульские обозы и семьи, оставленные в вилайете Йанги-Тараз ушедшим на Сайрам могульским войском, тимуридские воины «перевернули вверх дном кибитки (ханеха), захватили огромную добычу и привели шесть тысяч лошадей». Такого рода сообщения авторов тимуридских хроник сопровождают почти каждое известие о набеге мавераннахрских войск. Весьма подробный перечень военной добычи, доставшейся в «безграничном и неисчислимом количестве» тимуридскому войску в 1425 г., приводит Мирхонд: мелкий скот, т. е. бараны и козы, стада крупного рогатого скота; верховые животные. Подобных примеров много. Все они говорят о скотоводческом направлении хозяйства населения Юго-Восточного Казахстана того времени, главными отраслями которого были преимущественно овцеводство и коневодство, хотя разводились и другие виды скота.

О масштабах развития овцеводства свидетельствует Мухаммад Хайдар, сообщавший о том, что улусбек эмир Сайид Али дуглат оставил своим трем сыновьям до 500 тыс. овец.