Восточная Сибирь

Географическое описание Восточной Сибири.

zsmsputnik.ru ООО «Спутник».

Йанги — это четыре города

Таким образом, от городской и оседло-земледельческой жизни Северо-Восточного Семиречья (Илийский бассейн и район к северу и северо-востоку от Или) ко времени образования Могулистана не осталось никаких следов. Ни один из письменных источников, сообщающих о событиях этого времени на территории Юго- Восточного Казахстана, особенно о маршрутах походов Тимура и Тимуридов, содержащих большое число топонимов, не называет на этой территории никаких городов и оседлых поселений.

Более оживленно в XIV—XV вв. выглядит, по письменным известиям, упомянутым выше нумизматическим данным и археологическим материалам, Юго- Западная часть Семиречья, хотя и здесь упадок хозяйства был значительным. Уже приводилось свидетельство археологов о состоянии городской жизни в XIII— XIV вв. в долинах Чу и Таласа. Мухаммад Хайдар, посвятивший немало строк исчезновению городов на территории Могулистана, пишет, что на его огромных просторах не сохранилось ни одного сколько-нибудь значительного города или селения, что все сведения о ранее существовавших здесь городах можно было получить в его время только из книг или преданий, а местоположение того или иного древнего города уже было неизвестно.

«В Могулистане есть много других городов, от прекрасных построек которых остались только следы... подобные развалины можно найти по всему Могулистану, но никто в настоящее время не знает даже их названия»; о крупнейшем древнем городе на берегах Чу Баласагуне он пишет, что «теперь неизвестно даже место, к которому название Баласагун, неизвестно, где развалины его. Не слышно также о местности, к которой относится название Гобалык». По мнению В. В. Бартольда, основанному на словах Мухаммад Хайдара о происхождении из этого города некоего имама Мухаммад Факиха Баласагунского, умершего в 1312 г., Баласагун был еще известен в начале XIV в., но разрушился окончательно, очевидно, вскоре вместе с другими городами в период междоусобных войн . Однако это мнение опровергается данными археологических исследований: «Во всяком случае обследование Чуйских городищ монгольского времени показало, что ни одно из них невозможно считать Баласагуном, если предполагать его существование в XIII—XIV вв. Все это небольшие городища, культурные слои которых не соответствуют остаткам крупного городского центра, каким был Баласагун в средневековье».

Ал-Омари, живший в первой половине XIV в., поясняет, что название Йанги относится к четырем городам: «Йанги — это четыре города. Между каждым из них и другим один фарсах, каждый город имеет свое название. Один Йанги, другой Йанги-Балык, третий Кенджек, последний Тараз» . Это сообщение арабского географа относится, конечно, к более раннему периоду — к XIII в., так как название Йанги (Новый) появляется, по Мухаммад Хайдару, при монголах . Постепенное затухание жизни , в этом городе относится к XV в.: при Улугбеке здесь были расквартированы тимуридские войска и собирался тагар с его населения, но писавшие об этих событиях Мирхонд и Самарканди не называют Йанги (или Йанги-Тараз) городом. Выше приводились слова Бабура (начало XVI в.) о том, что Тараз, как и другие города Юго-Восточного Казахстана, разрушен и там «не осталось никакой оседлости».

Мухаммад Хайдар, писавший несколько позднее Бабура, повторил его слова: «Йанги, название которого в исторических книгах пишут Тараз» и дополнил их пояснением, показывающим, что в XVI в. уже нельзя было определить точно, где находился Тараз: «... могулы называют Тараз Йанги, расположен он в Могулистане. Жителей этого города называют йанги лыками... В степях, которые они называют этим именем, было несколько городов; остались от них следы и приметы куполов, минаретов, ханака и медресе, но неясно, какая из этих развалин был Йанги и как назывались другие города».

Таким образом, и этот крупнейший древний город Юго-Восточного Казахстана из-за феодальных междоусобиц ненадолго пережил XV в.