Восточная Сибирь

Географическое описание Восточной Сибири.

zsmsputnik.ru ООО «Спутник».

Сочинения шайбанидского круга

Махмуд бен Вали, широко информированный автор, имевший в своих руках и многие не дошедшие до нас источники, неоднократно говорит о Джанибеке и Гирее как о ханах, правителях особого государственно-политического объединения, выступавших самостоятельно во внешнеполитических делах и связях: «Пока Исан- Буга-хан был жив, то благодаря помощи и поддержке, вышеупомянутыми ханами т. е. Джанибеком и Гиреем, Йунус-хан ногу дерзости не ставил в стремя надменности» , т. е. уже до 1462 г. года смерти Исан-Буга-хана казахские правители выступали как правители независимого владения.

Сведения Мухаммад Хайдара, писавшего свой труд в 40-х гг. XVI в., об образовании Казахского ханства в Семиречье нельзя считать единственными и самыми ранними (речь не идет об авторах, заимствовавших свои сведения из «Тарих-и Рашиди»). Серия источников так называемого шайбанидского круга, написан ная по велению или под непосредственным наблюдением противника казахских ханов в борьбе за власть в Дашт-и Кипчаке и Туркестане Мухаммад Шайбани-ха- на, дает немало материала для оценки обстоятельств, связанных с ранней историей Казахского ханства. Эти источники начала XVI в. («Таварих-и гузида-йи ну- срат-наме», «Шайбани-наме» Камал ад-Дина Али Би- наи, «Фатх-наме» Шади, «Михман-наме-йи Бухара» Рузбехана Исфахани и другие), написанные на два-три десятилетия раньше «Тарих-и Рашиди», упоминают Джанибека и Гирея как ханов.

Говоря о междоусобицах в государстве Абулхайра, вспыхнувших с новой силой сразу после его кончины, шайбанидские авторы называют в числе врагов его наследника Шайх-Хайдара-хана казахских предводителей именно как ханов: «Одному из них имя было Ибак, другому — Джанибек-хан, сын Барака. Третьим был Буреке», Джанибек-хан назван в списке противников Шайх-Хайдар-хана и в «Шайбани-наме» Бинаи , и в «Таварих-и гузида-йи нусрат-наме». Т. И. Султанов отмечает, что прошайба- нидские сочинения не упоминают о расколе в государстве Абулхайр-хана и «выделении из него нового политического образования». Но ведь все эти сочинения фактически и не пишут о времени Абулхайр-хана почти ничего, они начинают свои сочинения описанием событий сразу же после его смерти, т. е. на десятилетие-полтора после этого раскола. Однако и в этих сочинениях казахские правители сразу же выступают на арену политической деятельности именно как правители, владетели государства.

Сочинения шайбанидского круга были призваны обосновать законность претензий Мухаммада Шайбани на власть в Дашт-и Кипчаке и Туркестане как потомка Абулхайр-хана, и авторам, разумеется, не было смысла (да и «заказчик» Мухаммад Шайбани не мог не требовать этого) писать о такой же «законности» прав казахских ханов как потомков правителей Ак-Орды, до конца не побежденных его дедом-ханом. Тем не менее не упомянуть о ханах казахов уже в момент начала борьбы за власть в Дашт-и Кипчаке Мухаммада Шайбани им было нельзя, ибо вся его политическая борьба за власть над Дашт-и Кипчаком велась именно с казахскими ханами.

По той же причине, думается, не писал о казахах и о «расколе в государстве Абулхайра» и единственный автор, специально повествующий об этом правителе и о его государстве, Масуд бен Усман Кухистани в труде «Тарих-и Абу-л-Хайр-хани».

На факт умолчания Масуд бен Усмана Кухистани о казахах вслед за А. А. Семеновым обратил внимание С. К. Ибрагимов, также принявший отсутствие материалов о казахах в «Тарих-и Абу-л-Хайр-хани» за доказательство того, что «откочевка не сыграла существенной роли в политической жизни племен, населявших как Узбекский улус, так и Могулистан» . Но надо учесть, что Масуд бен Усман Кухистани, как и Мухаммад Хайдар- мирза, писал в 40-х гг. XVI в. и, конечно, знал если не об откочевке, то о последующих событиях, связанных с деятельностью казахских правителей Джанибек-хана и, Гирей-хана. Отсутствие сведений о них в его сочинении можно квалифицировать как преднамеренное умолчание, так как, создавая труд во славу Шайбанидов и будучи на службе у сыновей Абулхайр-хана (Суйунч- Ходжа-хана и Кучкунчи-хана), Ма'суд бен Усман Кухистани мог ведь и специально не говорить о казахских ханах, находившихся в то время в непримиримой вражде с шайбанидскими правителями. Кроме того, автор «Тарих-и Абу-л-Хайр-хани» вообще скороговоркой упоминает о последних годах правления Абулхайр- хана, даже не доводит изложения событий до его смерти. Этими обстоятельствами можно объяснить отсутствие фактов о казахах в «Тарих-и Абу-л-Хайр-хани».

Наконец, подтверждением того, что казахские ханы стали правителями самостоятельного ханства еще до возвращения из Семиречья в Дашт-и Кипчак, есть у такого достоверного автора — хроникера и очевидца многих событий того времени в Казахстане и Средней Азии, каким является Фазлаллах бен Рузбехан Исфахани. Когда Абулхайр-хан умер, «в стране узбекских ханов произошли большие беспорядки. Очередь правления Улусом Шайбанидов дошла до Шайх-Хайдар-ха- на сына Абулхайр-хана. В Казахском улусе султаны возгордились тем, что они являются ханами. После того, как это высокое положение перешло от одного к другому через нескольких лиц из них, очередь ханст- вования дошла до Бурундук-хана, а он — один из великих в улусе и из потомков славных ханов».

Как видим, для автора «Михман-наме-йи Бухара» существование Казахского ханства, Казахского улуса как самостоятельного государства ко времени кончины Абулхайр-хана представляется само собой разумеющимся.

Не менее показательно свидетельство Махмуда бен Вали о владениях Кирей-хана и Джанибек-хана в Могулистане, т. е. о том, что они выступали на этой территории в качестве самостоятельных правителей: «Бурудж-оглан, также из султанов джучидского происхождения, присоединился к Шайбанидам и склонил царевичей к тому... чтобы приступить к набегу и разграблению некоторых местностей Могулистана, которые принадлежали Кирай-хану и Джанибек-хану».

Таким образом, данные источников XV—XVI вв. прямо и косвенно подтверждают сообщение «Тарих-и Рашиди» о том, что Казахское ханство было основано в Западном Семиречье, а не в Восточном Дашт-и Кипчаке. Показательно, что именно к этой территории впервые в известных источниках отнесено название «Казахстан» (Зайн ад-Дин Васифи).