Восточная Сибирь

Географическое описание Восточной Сибири.

zsmsputnik.ru ООО «Спутник».

Междоусобная борьба Чингизидов

Междоусобная борьба Чингизидов и родо-племенной знати ослабляла государство Абулхайр-хана. Абулхайр жестоко расправлялся со своими противниками. Правнук могущественного правителя Ак-Орды Урус-хана Джанибек, сын известного хана Ак-Орды Барака, и его родственник Гирей (Кирай), сын Пулада, объединили вокруг себя многих Джучидов, зависимые от них родо- племенные группы кочевого и полукочевого населения казахских степей и во второй половине 50-х годов увели их за пределы ханства Абулхайра, в Могулистан.

Известие об этом впервые появилось в «Тарих-и Рашиди», откуда оно перешло во многие сочинения («Хабиб ас-Сийар» Хондемира, «Хафт Иклим» Амин Ахмада Рази, «Бахр ал-асрар» Махмуда бен Вали и др.), иногда с дополнениями и комментариями. «В то время в Дашт-и Кипчаке владычествовал Абу-л- Хайр-хан. Он причинял много беспокойства султанам джучидского происхождения. Джанибек-хан и Кирай- хан бежали от него в Могулистан, Исан-Буга-хан охотно принял их и предоставил им округ Чу и Козы-Баши джайляу на Курдае и окрестные земли] которые составляют западную окраину Могулистана».

Махмуд бен Вали подчеркивает, что Джанибек и Гирей отказались повиноваться Абулхайру и мотивировали свой отказ традицией наследования власти в степи Чингизидами, обеспечивавшей их право как потомков ханов Ак-Орды на власть в Дашт-и Кипчаке: «...некоторые из потомков Тукай-Тимура, сына Джучи-хана, например, Кирай-хан и Джанибек-хан... вышли из круга подчинения и повиновения. Отказавшись от унаследованной от предков страны, они выбрали путь в Могулистан».

С Джанибеком и Гиреем ушли многие джучидские султаны и представители родо-племенной верхушки. Откочевка продолжалась в течение полутора десятилетий и особенно усилилась после смерти Абулхайра в 1468 г. и распада его государства: «В то время как они благоденствовали там, Узбекский улус после смерти Абулхайра пришел в расстройство; в нем начались большие неурядицы. Большая часть его подданных откочевала к Кирай-хану и Джанибек-хану, так что число собравшихся около них людей достигло двухсот тысяч человек». О том, что бегство недовольного политикой Абулхайра кочевого населения было не единичным актом, а длилось в течение многих лет, пишет Махмуд бен Вали: «Когда Джанибек-хан и Ки- рай-хан сделали длительную остановку на той территории т. е. в Могулистане, каждый человек как из правителей, так и из подданных, кто начинал питать отвращение к Абулхайру, находил у них убежище».

Откочевка части казахских племен и родов из Восточного Дашт-и Кипчака в Семиречье в 50—60-х гг. XV в. была, пожалуй, самой массовой; видеть в ней только феодальную междоусобную борьбу было бы неправильно, так как откочевывали неч только ханские отпрыски различных линий Джучидов со своими ближайшими подданными, но и массы простых кочевников. В этой откочевке нужно видеть и форму классовой антифеодальной борьбы, о чем говорит массовость переселения кочевников и полукочевников, особенно на заключительном ее этапе. Хотя, конечно, нельзя преувеличивать значение откочевки как факта народной борьбы против эксплуататорских классов.

Известно, что и в развитом феодальном обществе классовая борьба часто выступала в завуалированной форме. Недовольство народных масс одна группировка феодальной знати использовала в борьбе против другой под девизом борьбы против «жестокого» правителя и с надеждой найти «доброго» покровителя (жестокостью хана объяснялась откочевка казахов от Тахира в 20-х гг. XVI в.).