Восточная Сибирь

Географическое описание Восточной Сибири.

zsmsputnik.ru ООО «Спутник».

Три народа

Можно ли, однако, соотнести предположение о фактическом вычленении Среднего жуза уже в рамках Ак-Орды и ханства Абулхайра, а равно и Старшего жуза в рамках Могулистана с известным по источникам и литературе названием населения этих государств — узбеки, кочевые узбеки (соответственно — с названием могулы в Юго-Восточном Казахстане).

Политические объединения Восточного Дашт-и Кипчака XV в. — многие мелкие улусы первой четверти XV в. и крупные, такие, как Ак-Орда, ханство Абулхайра, Ногайская Орда, Средний и Младший жузы Казахского ханства, —имели фактически одинаковый этнический состав. В них входили в тех или иных пропорциях части одних и тех же тюркских и тюркизированных племен, почти не различавшихся в культурно-бытовом, языковом, хозяйственном отношении. В источниках среди подданных различных джучидов, нередко враждовавших между собой, упоминаются эмиры, беки и другие представители феодально-кочевой верхушки, родо-племенная принадлежность которых была одной и той же. Наиболее часто в источниках называются представители таких крупных племен, как кипчак, найман, кунрат, карлук, уйсин (уйсун, уйшин), керей, мангыт.

Упоминаются также выходцы из менее значительных племен и родов: буркут, кият, кошчи, утарчи, джат, чимбай, кенегес, дурман, курлаут, тангут, уйгур, хитай, тай- мас, шадбаклы, шункарлы, уйрат, маджар и др. Все это — тюркские и тюркизированные племена и роды, общие для тюркских народов Средней Азии и Казахстана, известные по позднейшим спискам 92-х кочевых «узбекских» племен , разбросанные и перемешанные на огромной территории Среднеазиатско-Казахстанского региона бурными событиями XIII—XIV столетий (монгольским нашествием и междоусобицами в Джучидском и Чагатайском улусах).

С 50—60-х гг. XIV в. племена, населявшие Ак-Орду, т. е. территорию Восточного Дашт-и Кипчака стали называться все чаще вместо кипчаков узбеками. В исторической литературе последних лет определилось вполне обоснованное мнение, что назгание узбеки употреблялось в то время, в XIV и XV столетиях, как собирательное, политическое имя для обозначения местных тюркских и ассимилированных монгольских племен Восточного Дашт-и Кипчака, а не как этноним. Эту точку зрения разделяет академик Б. Г. Гафуров. То, что название узбеки не было в этот период в Восточном Дашт-и Кипчаке этнонимом, отчетливо видно из объяснения, данного весьма информированным автором начала XVI в. Рузбеханом Исфахани.

Он относил к узбекам «три народа», три группы племен (таифе), разделенных не только политической ориентацией, но и давней традицией обособленности этнического развития: Шайбанидов, т. е. часть восточно-кипчакских племен, или их подразделений, вожди которых подчинялись Мухаммаду Шайбани, и собственно «казахов», под которыми он понимал подданных казахских ханов, кочевавших на огромных просторах от Итиля (Волги) до Сырдарьи, т. е. без казахских племен Семиречья. К узбекам же отнес автор «Мих-маннаме» и мангытов — ту часть населения Ногайской Орды, которая жила на территории Западного Казахстана и предводители которой на рубеже XV— XVI вв. вмешивались в борьбу казахских ханов и Шай- банидов за власть в Дашт-и Кипчаке (впоследствии длительное время сохранялось традиционное название этой части казахских племен как ногайлы, а время союзных отношений «двух родных орд ногаев и казахов» при Джанибек-хане, по сообщению Ч. Ч. Валиханова, воспевалось в эпосе как «золотой век»).

По сути дела, за этими тремя группами племен узбеков Рузбехана Исфахани, который констатировал сложившееся ранее положение, но как выразитель политики Мухаммада Шайбани хотел бы по-прежнему аттестовать жителей степи как подданных узбекского хана-шайбанида, просматриваются этно-полити- ческие группировки, вычленившиеся в два казахских жуза — Средний и Младший и группу племен и родов (или части их), поддерживавшую Мухаммада Шайбани, ушедшую с ним в Мавераннахр и унесшую туда название узбек. Число его сторонников было невелико, и как раз это обстоятельство долгое время не давало возможности Мухаммаду Шайбани овладеть городами Присырдарьи, не говоря уж о том, что ему не удалось захватить власть в бывших владениях Абулхайр-хана в Дашт-и Кипчаке. Казахский Старший жуз, судя по географической ориентации кочевий упомянутых Рузбеханом Исфахани казахов, был вне рассматриваемых им сведений (на казахов Семиречья собирательный термин «узбек» никогда не распространялся).