Восточная Сибирь

Географическое описание Восточной Сибири.

zsmsputnik.ru ООО «Спутник».

Рост экономического могущества

Таким образом, в первой четверти XV в. Юго-Вос- точный Казахстан неоднократно становился ареной феодальных усобиц и внешних агрессий. Периоды некоторой стабилизации внутриполитического положения и централизации власти в Могулистане при ханах Хизр-Ходже, Мухаммаде и Вайсе сменялись новыми волнами феодальной борьбы, вторжений на территорию Семиречья Тимуридов с запада и ойратов с востока.

Рост экономического могущества феодально-кочевой знати племен толкал ее к борьбе за политическую независимость. Затянувшиеся на десятилетия феодальные усобицы ослабляли страну, отрицательно сказывались на ее хозяйственном положении, мешали систематическим торговым связям с земледельческими оазисами. Феодальные междоусобицы, феодальная раздробленность, а равно и постоянная неблагоприятная внешняя обстановка, вторжения очередных завоевателей не позволяли сохранить политическую целостность государства.

Все это вместе оказывало тормозящее влияние на этническое сплочение населения. Как отмечают исследователи других стран, при феодальной раздробленности и центробежных устремлениях феодальной верхушки «нарушалась последовательность и всесторонность этнической консолидации народности».

Временная стабилизация кончилась с гибелью Вайс-хана. После нее вновь поднялась волна ожесточенной борьбы местной феодально-кочевой знати. В ослабленном длительной борьбой с ойратами и Тимуридами Могулистане централизованная ханская власть к началу 30-х гг. была сведена почти на нет. Неудачи Вайс-хана в борьбе с внешними врагами, неспособность самостоятельно вести активную (в понимании феодальной знати — завоевательную) внешнюю политику подорвали и без того непрочное единство внутри страны, сложившееся при Хизр-Ходжа-хане и его преемниках.

Вместе с тем росло экономическое и политическое ¦могущество феодально-племенной знати, которое держалось на усилении феодальной эксплуатации податного населения. Мухаммад Хайдар пишет, что у одного из представителей могульской племенной знати эмира Сайида Али дуглата насчитывалось такое количество скота, что только на долю одного из трех его сыновей, Мухаммад Хайд ар-мирзы — деда автора «Тарих-и Рашиди», досталось по наследству 160 тыс. овец. Не меньшим богатством обладала и феодальная знать других племен и родов, оспаривавшая роль дуглатских беков в политической жизни страны. Солидная экономическая основа обеспечивала феодальной верхушке независимость от центральной власти, позволяла ей бороться за первенствующее положение в стране, выдвигать своего ставленника на ханский трон, во всяком случае, вести самостоятельную политику, хотя это не были шкатулки для украшений. Отсутствие сильной ханской власти, способной объединить разрозненные интересы различных феодальных группировок, вело к дальнейшему углублению феодальной раздробленности.