Восточная Сибирь

Географическое описание Восточной Сибири.

zsmsputnik.ru ООО «Спутник».

Любопытно объяснение

Наиболее крупными были владения самого могульского хана Шир-Мухаммада, на которого двинулись основные тимуридские войска во главе с Улусбеком от Ашпары через р. Чу по направлению к равнине Абиш, «которая с давних времен была местом пребывания дома ханов Джете и местом отдыха их войска».

К моменту прихода сюда тимуридского войска Шир-Мухаммад стянул рерные ему войска и племенные ополчения с разных «сторон и районов своего вилайета» в район Кетменьских гор. Трудно понять из этих сведений, что подразумевается под словом «вилайет» (страна, область) — весь ли Могулистан, небольшой ли район, где власть хана была бесспорной; исходя подчас из совершенно самостоятельных действий феодально-племенных объединений, скорее можно предположить второе. Семьи, стада обозы, гурты скота, различное имущество и прочий скарб принадлежавшие Шир-Мухаммаду, — все было переправлено за р. Текес в укрытое место.

В подробном описании боя Мирхонд упомянул несколько могульских эмиров: Малик ал-Ислама, Мусу, Чарик-Тимура, Уруг-оглана, Йусуф-оглана, Хаджике, сына Тулуна, Пайанда чураса, Абу-Кичика, сына Имадж-Малика, Курмыша, сына Туйкана . К сожалению, племенная принадлежность других военачальников могульского войска, кроме Пайанда из племени чурас, не указана, поэтому трудно сказать, кто из феодальной верхушки могулов поддерживал в это время хана. Дуглаты поддерживали другого претендента на ханский трон, Вайс-оглана.

Мирхонд посвятил несколько страниц политике улусбека Худайдада дуглата во время нашествия Улугбека. Его улус выступает как самостоятельный, не зависимый от хана. Потеряв владения в Кашгаре, Худайдад перешел со своими многочисленными сородичами в Могулистан, заняв определенную позицию в междоусобной борьбе за ханскую власть между потомками Тоглук-Тимур-хана. Хотя Мухаммад Хайдар пишет, что Худайдад поднял на ханство лично сам 6 могульских ханов, в том числе и Шир-Мухаммада, впоследствии занял по отношению к хану резко враждебную позицию. Как пишет Мирхонд, эмир Худайдад «среди улуса Джете отличался высотой своего положения и недосягаемостью своего ранга, он не подчинялся никакому государю».

Любопытно объяснение, с которым направил своего гонца к Улугбеку Худайдад, решивший покинуть могульских ханов и перейти к Тимуридам: «Уже давно, долгие годы я проживаю среди народа джете и трачу свою драгоценную жизнь на управление их делами. И с самого начала и до сих пор я не вижу правильного устройства дел в жизни этого общества... Сколько я ни советовал этому народу и не предостерегал от противодействия его величеству , пользы не было. И теперь я, ничтожный, не знаю иного прибежища, кроме дворца мира, и хочу спасти себя от несчастья, этими презреннейшими подонками общества и от тенет бедствия, этой кучкой невежд».

Что скрывается за этой словесной шелухой и кого честит почтенный улусбек? Возможно, что мятежных, непокорных эмиров и беков, возглавлявших феодально-племенные объединения и не подчинявшихся централизованной власти или боровшихся за ханскую власть царевичей, а скорее всего, недовольный народ, трудящиеся массы (это обычно к ним относится термин аразил), кочевников, вынесших на себе и бедствия тимуридских нашествий, организованных иноземными феодалами, и тяготы непрекращающейся междоусобицы и феодальной борьбы, и феодальный гнет «своих феодалов».