Восточная Сибирь

Географическое описание Восточной Сибири.

zsmsputnik.ru ООО «Спутник».

Захватнический характер политики Тимура

Захватнический характер политики Тимура в Могулистане и Кашгарии правильно подчеркивают современные киргизские исследователи. Однако некоторые моменты в их оценке последствий завоевательных походов Тимура на территории Юго-Восточного Казахстана и Киргизии кажутся не совсем доказанными, например, что в результате нашествия Тимура «тянь- шаньские монголы пострадали больше киргизских племен» и что в итоге ускорилась ассимиляция монголов киргизами. В первом издании «Истории Киргизии» также сказано, что монголы (т. е. могулы) были истреблены и переселены в большей степени, чем киргизы (войско Тимура вернулось в Мавераннахр, «уводя с собой толпы тянь-шаньских монголов и некоторое количество кипчакско-киргизского населения»). В последнем издании «Истории Киргизии» отмечается та же тенденция: «Войска Тимура... пленили в 1389 г. многие могульские и, наверное, некоторые киргизские родо-племенные группы».

И далее: «Политика Тимура и Тимуридов имела неодинаковые последствия для могульских улусов и киргизов. Вторжения Тимура наиболее пагубно сказались на близко расположенных владениях могулов на Тянь-Шане. Их государственная организация, приходившая в упадок по мере нарастания феодальной раздробленности, была окончательно подорвана погромами Тимура. Значительные массы населения, в среде которого намечался процесс оседания, были истреблены, рассеяны или уведены в плен. Киргизские племена Или-Иртышского междуречья тоже пострадали от погромов, но в меньшей степени. Они легче перенесли временное перемещение на Алтай и быстрее оправились от поражения».

На самом же деле многочисленные свидетельства письменных источников говорят о том, что людские потери (убитые, угнанные в плен, переселенные на новые территории) несло все население Могулистана (Семиречья и Тянь-Шаня), как тюркское, так и отюречен- ное. В источниках нет разделения на монгольские и тюркские группы населения. Население этой территории, как уже говорилось, носило общее этно-политиче- ское название могулов, и этот термин охватывает собой племенные группы, восходящие к древним тюркам, частью к монголам, тюркизированным уже к этому времени, и в дальнейшем оказавшиеся частично в составе казахов Старшего жуза, частично — в составе киргизов. Киргизский улус булгачи, улус Енге-тора и другие, судя по источникам, испытали такие же тяжелые потери, как и прочее население, в том числе и казахские племена дулатов, кереев, уйсуней, канглы и др. Потери были велики для всего населения этого края.

Несмотря, однако, на катастрофические последствия тимуридских завоевательных походов в Могулистан, Тимуру не удалось уничтожить население края, превратить Юго-Восточный Казахстан в безлюдную пустыню. Как только вражеские войска удалялись, бежавшее население возвращалось на свои земли. Срочная откочевка, массовое отступление, рассеянное бегство — обычные маневры, применявшиеся кочевыми и полукочевыми народами в борьбе с врагами. При приближении вражеских войск они угоняли в глубь территории, в горы или леса, в естественные укрытия (иногда отстоявшие за сотни километров от места кочевания или зимовок и встречи с врагом) стада, уводили обозы с основным населением, а часть вооруженных воинов оставляли для сражения с врагом или для заманивания его в другую сторону. Отдельные группы населения оставались и на оккупированной территории, скрывались в труднодоступных горных ущельях и урочищах. О такой тактике кочевников пишут и наши авторы: «Когда победные знамена войск Тимура прошли через Сайрам и Йанги, противник, то есть могулы, услышали о движении его величества, они предпочли бегство стойкости и рассеялись в степях и горах» , «Камар ад-Дин отступил к Атбаши... могулы разбились на группки (фоудж) по 10 человек... и в той степи укрылись... а агрук он отправил в отдаленные районы Могулистана» .