Восточная Сибирь

Географическое описание Восточной Сибири.

zsmsputnik.ru ООО «Спутник».

Причина ликвидации могулистанских правителей

Главной же причиной ликвидации власти могулистанских правителей над Юго-Восточным Казахстаном явилось образование Казахского ханства в Западном Семиречье в середине 60-х гг. и постепенное подчинение всей территории казахским ханам. Борьба казахских племен Семиречья против феодального гнета и засилия власти ханов Могулистана совпала с аналогичной борьбой киргизских племен на Тянь-Шане против могульских ханов и борьбой казахских племен Центрального и Южного Казахстана против господства кочевых узбекских феодалов. Классовый антагонизм, антифеодальная борьба народных масс рушили одни феодальные государства, но на их месте тотчас же появлялись новые (Казахское ханство, Киргизское ханство и Могулия), так как феодальная знать не могла править народом без государственной организации. Но эти новые феодальные государства на первых порах сыграли свою положительную роль. Так образование Казахского ханства стало поворотным пунктом не только в жизни населения бывшего государства Абулхайра, Ак-Орды, но и семиреченских родов и племен. В связи с усилением Казахского ханства, постепенным расширением его границ казахские племена Семиречья включились в состав консолидировавшейся народности всей территории Казахстана. Казахские предводители Джанибек и Гирей учитывали слабость власти могулистанских ханов над населением Семиречья («мо- гульские эмиры не повиновались хану надлежащим образом» ), они рассчитывали найти поддержку среди родственного населения Семиречья и надеялись не встретить противодействия со стороны могулистанского хана, ослабленного длительной феодальной междоусобицей. Источники подтверждают, что эти надежды оправдались: казахские султаны нашли поддержку у Есен-Бу га-хана.

Ориентация Есен-Буга-хана на союз с казахскими предводителями в середине 50-х гг. XV в. объяснялась многими причинами и прежде всего стремлением обеспечить безопасность западных границ Могулистана в связи с активными действиями Абулхайр-хана в южных районах Казахстана и Тимуридов, поддержавших соперника Есен-Буги, его брата Йунуса, претендовавшего на могулистанский трон: «Так как в то время Абу Саид-мирза... вызвал из Ирака Йунус-хана, брата вышеупомянутого хана и, оказав ему покровительство помощью и поддержкой, послал его против брата, по этой причине в фундаменте правления Исан-Буга-хана обнаружилась трещина, упомянутый хан счел прибытие Джанибек-хана и Кирай-хана источником добра и благодеяния для людей. После того как он с почетом и изъявлением согласия встретил августейшее прибытие царевичей, он предоставил им западный край Могулистана, который был буфером между [владениями] Исан-Буга [-хана] и иктой Йунус-хана» . Есен-Буга- хан стремился также использовать казахов как реальную военную силу для отражения набегов ойратов (калмаков) на Семиречье и другие районы Могулистана, тревоживших могулистанских правителей еще в 20-х гг. XV в., а в 50-х гг. проникнувших через Семиречье до присырдарьинских городов. Махмуд бен Вали сообщает, что казахи Джанибека и Гирея сражались с калмаками на окраинах Могулистана, за что их назвали этим именем. Это сообщение подтверждает цель Есен-Буги-хана использовать казахов против калмаков.

Опираясь на многочисленные казахские роды и племена, объединенные Джанибеком и Гиреем, Есен- Буга-хан намеревался также укрепить свое внутриполитическое положение. Он рассчитывал увеличить число своих подданных, налогоплательщиков и воинов-кочевников. Ведь богатство, сила, власть правителя государства заключалась нередко не столько в подвластной территории, сколько в реальном подданстве, повиновении населения, пополнявшего налогами государственную казну и составлявшего основную силу его войска.

Благожелательное отношение могулистанского хана к казахским султанам, проистекавшее из указанных выше причин, безусловно, имело место. Но главное заключалось в том, что правитель Могулистана просто не имел реальных сил отразить переселившиеся казахские роды и племена и их предводителей. Ослабленный в длительных междоусобицах, он не мог фактически противодействовать тому, чтобы часть его земель заняли казахские предводители.

В связи с этим не представляется возможным считать отношения первых казахских ханов к правителям Могулистана вассальными. В источниках нет и намека на установление вассальных, подданнических отношений. Махмуд бен Вали пишет, что Есен-Буга-хан «согласился» с прибытием казахских султанов, с их многочисленными подданными, т. е. он был вынужден признать фактическое занятие земель в западном Могулистане, но автор не дает никаких доказательств установления подданнических, вассальных отношений; он отмечает, что именно помощь и поддержка казахских ханов позволили ему противостоять претензиям на власть в Могулистане со стороны его брата.

Тем не менее в приведенных выше свидетельствах Мухаммад Хайдара и Махмуда бен Вали многие исследователи видят доказательство зависимости первых казахских владетелей, вплоть до Касим-хана (т. е. до второго десятилетия XVI в.), от могульских правителей ш. В связи с этим отказ Касим-хана выступить вместе с могульским ханом Султан-Саидом в 1512 г. против узбеков Мухаммад Шайбани-хана  толкуется ими как определенное свидетельство того, «насколько самостоятельной и независимой сделалась вся политика казахов в то время, совершенно не считавшаяся с каким-либо формально-зависимым положением своим относительно Могулистана» ш. Однако весь фактический материал источников говорит о совершенно независимой политике казахских ханов уже на раннем этапе их пребывания в Могулистане и особенно после образования около 1465—1466 гг. ханства. На протяжении всей последней трети XV в. внешнеполитические действия казахских правителей были также самостоятельными. Особенно это проявилось в их борьбе за присырдарьинские города, где им приходилось сталкиваться не только с Мухаммадом Шайбани, но и с могу льским ханом Йунусом, затем с его сыновьями.

Значение образования Казахского ханства для исторических судеб казахов Семиречья и киргизов Тянь- Шаня, как и Могулистана в целом, исключительно велико. Появление в западном Семиречье нового политического объединения ускорило уход Семиречья из-под власти могульских ханов, а укрепление на рубеже XV—XVI вв. Казахского ханства, завершение этнического оформления Старшего жуза в составе казахской народности, формирование киргизской народности окончательно ликвидировали власть могульских правителей на территории Семиречья и Тянь-Шаня и фактически привели к распаду Могулистана.